НАШИ ПРОЕКТЫ:
ИПОТЕКА
ПОТРЕБКРЕДИТ
БИЗНЕС КРЕДИТ
КРЕДИТНЫЕ КАРТЫ
АВТОКРЕДИТ
ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ
СТРАХОВАНИЕ ЖИЗНИ
ПЕРЕЕЗД
РЕМОНТ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ОБРАЗОВАНИЕ
АВТОСТРАХОВКА
ПЕРЕВОДЫ
Добавить в избранное    
Bankir.Ru 31 декабря 2014

Зимняя сказка

 
Чем дальше, тем страшнее, и хэппи-энд – неизвестен.
 
Инна Рукосуева, Bankir.Ru
 
 
Вы – банкрот?
 
Какое влияние на «финансовую погоду» окажет свежепринятый закон о банкротстве физических лиц? Обсуждали его настолько долго, что давно все изверились, что это будет когда-то принято. А что сейчас?
По мнению советника по макроэкономике генерального директора БД «Открытие» Сергея Хестанова, выводы можно будет начать делать через полгода, но уже одно ясно и сейчас – мошенники на этой ниве обязательно появятся. А вот то, как пропалывать эти сорняки, будет зависеть от позиции судов по квалификации их деяний.
Главный редактор журнала «Банки и деловой мир» Людмила Коваленко тоже считает, что в нормальной ситуации вряд ли среди заемщиков возникнет «мода на банкротство». Другое дело – сейчас, когда рынок так «колбасит», что есть большой соблазн объявить себя банкротом, к примеру, валютным заемщикам. А также сегодня в стране есть немало людей, которые в панике истратили последние рубли на телевизоры, остались без денег, и платить по кредитам им просто нечем.
Старший менеджер управления розничных операций ярославского филиала банка «Возрождение» Наталья Кешенкова говорит о плюсах закона. Во-первых, должник становится свободным после процедуры банкротства, описания имущества и расплаты с кредиторами. Во-вторых, закон позволит создать базу данных, с помощью которой банки смогут отслеживать финансовое состояние заемщика. Ну и в-третьих, банкротство позволит должникам расплатиться с тяжелыми долгами с наименьшими потерями, а для кредиторов банкротство уменьшит расходы на взыскание долгов. Но есть и минусы. То же мошенничество со стороны тех, кто набрал кредитов и априори не собирается их возвращать. И никакого наказания физическому лицу, кроме временного запрета быть предпринимателем и занимать руководящие должности, а также получать другие ссуды. Напугали ежа! Предпринимателем по нашим временам и так никому быть не хочется, начальником можно и не быть, а кредиты и без того из-за испорченной кредитной истории никто больше не давал.
Как считает генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин, появление реального банкротства физических лиц увеличит риски банков при выдаче кредитов. Ведь – зачем платить, когда есть законная возможность не платить? «С другой стороны, такие лица и сейчас достаточно «вооружены»: брачные контракты, алиментные соглашения и банальное «переписывание» активов на родственников уже давно используется для сопротивления банкам. Соответственно, банкротство граждан вряд ли серьезно повлияет на ситуацию в этом плане. В результате более востребованы станут квалифицированные коллекторские услуги, включающие внесудебное воздействие на крупных частных должников, которые решили злоупотребить процедурой банкротства. Эти технологии развиваются в рамках корпоративного коллекторства, но будут более тщательно адаптированы для работы с гражданами-банкротами», – говорит Жданухин.
Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков ожидает позитивного воздействия закона о банкротстве физических лиц на кредитный рынок. «Напомню, что банкротство – это не кредитная амнистия, а механизм управления финансами должника. И он подразумевает в конечном счете возврат долга. Необходимо сопроводить принятие закона разъяснительной работой среди населения о том, как будет действовать механизм личного банкротства, какие права и обязанности возникают у физического лица, объявившего себя банкротом. В целом же закон позволит цивилизованно разрешать значительную часть «плохих долгов» физических лиц, и это позволит банкам снизить издержки и кредитные риски, что, при прочих равных, скажется на удешевлении стоимости кредитов», – полагает Аксаков.
«Я приветствую принятие этого закона. До сих пор проблема несостоятельности должника – физического лица оставалась как бы в правовой лакуне. Закон о личном банкротстве позволит заполнить эту лакуну, выработать правовые механизмы решения проблемы», – говорит президент Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов, директор Института краткосрочных программ Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Диана Маштакеева.
 
Сама рубль я садила, сама буду поливать
 
«Рубль, рубль, ты растешь?» – нервно задают вопрос читатели. Неудивительно, ведь 51,98% опрошенных респондентов видят колоссальную угрозу в ослаблении курса рубля.
По меткому выражению Людмилы Коваленко, этот хороший вопрос тянет если не на Нобелевскую, то по меньшей мере на госпремию. «Лично мне кажется, что дальше слабеть рубль вряд ли будет, хотя возможны телодвижения вверх-вниз. Девальвация таких масштабов, какой мы ее пережили в декабре, на мой взгляд, все-таки по большей степени рукотворная и произошла в силу стечения сразу нескольких обстоятельств, среди которых немаловажными можно считать запоздалые и не всегда грамотные действия властей, причем не только монетарных», – комментирует Коваленко.
По оценкам руководителя аналитического управления дирекции операций на финансовых рынках банка «Санкт-Петербург» Ольги Лапшиной, исходя из средней цены на нефть в $60 в 2015 году и с учетом последнего повышения ставок Центробанка рубль должен стоить порядка 60,6 рубля за доллар. Также рубль может ослабеть и еще, однако для этого нефть должна снизиться до $50 или ниже. Пока что покупки со стороны Китая поддерживают спрос на нефть, кроме того, по имеющимся данным, процесс вывода из строя наиболее дорогостоящих месторождений нефти с нетрадиционным способом добычи уже начался. Тем не менее даже при цене нефти в $80 по итогам 2015 года рублю будет сложно вырасти выше 50,5 рубля, если в отношении России не «отключат» санкции. «На мой взгляд, разница в прогнозах курса рубля основана в основном на том, какую цену на нефть закладывает аналитик в данный прогноз. Внутри прогнозов с одним значением цены на нефть разброс значений обычно не очень высокий. Сейчас существует огромная неопределенность по поводу того, какой может быть цена нефти в следующем году, с этим связано высокое разнообразие прогнозов», – комментирует Лапшина.
По словам ведущего аналитика компании MaxiMarkets Владимира Сивашова, в отличие от других валют, ценовая динамика рубля – крайне неустойчива, очень волатильна и для определения главных тенденций не имеет длительной ценовой истории по долгосрочным временным периодам. Попробуй, спрогнозируй!
«Локальное укрепление рубля носит технический характер на фоне усилий российских властей по стабилизации курса национальной валюты. Стало известно, что крупнейшие государственные экспортные компании обяжут продать большую часть накопленной валюты. До конца этого года можно ждать стабилизации в районе 53–55 рублей за доллар. Тем не менее в ближайшие пару месяцев по рублю мы, вероятно, увидим новую волну ослабления и возврат к недавним ценовым максимумам по отношению доллару», – говорит главный аналитик компании «Управление сбережениями» Александр Потавин, мотивируя свой прогноз тем фактом, что Саудовская Аравия сообщила, что не будет сокращать добычу, чтобы поддержать нефтяные рынки. Так что спекулянты будут давить. А прогнозы может делать каждый обыватель в меру своих творческих способностей. И, по мнению эксперта, ясно одно – волатильность на внутреннем валютном рынке будет очень высокой, а значит, если вы не понимаете в ценообразовании валютного рынка, сюда с мелкими спекуляциями лучше не лезть.
«В конце ноября я уже давал прогноз об укреплении курса рубля в декабре 2014 года. Это мы наблюдаем. Я полагаю, что рубль может отыграть свой ноябрьский провал, а затем начнется плавная девальвация. Очевидно также, что, по сути, рубль стал свободно конвертируемой валютой и, как и любая другая валюты из группы так называемых «сырьевых валют», будет отличаться сравнительно высокой волатильностью в 2015 году. Значительного укрепления рубля я не ожидаю», – говорит главный редактор Bankir.Ru и вице-президент Ассоциации региональных банков России Яр Арт.
 
Дорогой мой депозит, ты моя подушечка
 
Вернет ли доверие к банковской системе двукратное повышение планки по гарантированным выплатам в системе страхования вкладов?
По мнению Людмилы Коваленко, становится тревожно – а вытянет ли эту антикризисную меру Агентство страхования вкладов, даже если ему на первых порах поможет государство? И тут – либо регулятор отложит свой «черный список банков» в сторону и перестанет выполнять «план по валу» насчет отзыва лицензий, либо у тревог есть все основания. Потому что притока депозитов банкам ожидать не следует. «Люди уже приспособились, раскладывая свои средства по 700 тыс. в разные банки, ну, будут раскладывать по 1,4 млн. – в чем принципиальная разница? Ведь там, где речь идет о вкладах от 10 млн. и более, это повышение никак не сказывается. А именно за таких клиентов, пусть их и немного, банки держатся зубами», – комментирует Коваленко.
«Немного статистики: на начало 2014 год размер активов АСВ составлял около 168 млрд. рублей. Уже осенью этого года остаток средств «в копилке» АСВ сократился до 88 млрд. рублей. Однозначно можно сказать, что повышение уровня страховки по депозитам повышает риски стабильности всей системы страхования вкладов. Еще 2–3 банкротства банков из первой сотни – и от кубышки АСВ ничего не останется. Государство вынуждено будет влить в Агентство еще одну порцию денег, а это уже опять нагрузка на курс рубля и новые проблемы в экономике и в банковской сфере», – говорит Александр Потавин.
По мнению Анатолия Аксакова, это, без всяких сомнений, позитивное решение, укрепляющее доверие к банковской системе. Система страхования вкладов в связи с докапитализацией банковской системы его вполне «потянет». А если в случае с проблемными банками регулятор будет чаще применять не отзыв лицензии, а санацию, то вопрос сомнений в устойчивости системы страхования вкладов попросту исчезнет с повестки дня.
После резкого ночного увеличения ключевой ставки Центробанка многие банки и даже лидеры рынка не нашли иного способа, как повысить ставки по депозитам. Но коль скоро эксперты приходят к выводу, что ставка эта «пожарная» и не вечная, то что банки будут делать с этими дорогими для себя депозитами?
Людмила Коваленко уверенна, что дорогие пассивы неизбежно повлекут за собой и удорожание кредитов. «Вообще впечатление такое, что никакие паллиативные меры в нынешней экономической и финансовой ситуации заметного эффекта не дадут. Меры же «революционные» или, во всяком случае, системные – во-первых, палка о двух концах, а во-вторых – кто их будет проводить? Пока экономический блок правительства и ЦБ к этому явно не готовы», – считает она.
«Любая нестабильность на валютных рынках рождает обеспокоенность граждан и желание снять свои вклады. Для сохранения ликвидности финансовые учреждения вынуждены принимать спасительные меры, такие как повышение процентных ставок», - комментирует ситуацию Наталья Кешенкова («Возрождение»).
«Ставки денежного рынка на данный момент уже находятся на весьма высоком уровне в 25%, однако данная ситуация не может сохраниться надолго. В январе по мере прихода на рынок средств от декабрьских расходов бюджета ситуация должна успокоиться, и ставки могут снизиться в коридор 16–17%, однако пройти ниже 16% получится не ранее, чем ЦБ РФ снизит ставки. Первое в 2015 году заседание ЦБ запланировано на 30 января», – задает условия задачи Ольга Лапшина.
Как припомнил Анатолий Аксаков, в 2009 году банки уже сталкивались с подобной проблемой и с тех пор извлекли определенные уроки. Да, сегодня, действительно, большинство банков резко подняли ставки по депозитам. Однако депозиты с повышенной ставкой, как правило, открываются без права пополнения и на срок до 1 до 6 месяцев. Поэтому риска обрастания банковской системы чрезмерно дорогими пассивами, по мнению Аксакова, нет. «Думаю, при стабилизации курса рубля и снижении процентной ставки мы увидим эволюцию ставок по депозитам в район 10–12% годовых», – считает эксперт.
 
Ключ к ипотеке не подходит
 
Возникли опасения за судьбу ипотечного кредитования, которое многие банки считают одним из главных драйверов роста своего бизнеса. Но после того как новая ночная ключевая ставка регулятора спровоцировала «черный вторник», над этим бизнесом дамокловым мечом повис знак вопроса.
«На днях Белла Златкис обещала, что Сбербанк не станет поднимать процент по ипотеке выше 15%, работая себе в убыток, и объяснила, что «прибыли нам это позволяют». Боюсь, остальным банкам их прибыли такого альтруизма не позволят. Что можно сделать? Субсидировать, видимо, так», – прокомментировала Людмила Коваленко («Банки и деловой мир»).
Председатель совета директоров инвестиционной компании «Еврофинанс» Яков Миркин считает средством спасения быстрое возвращение ключевой ставки на уровень 9–10%. «Может быть, даже без извинений, мы это примем. Субсидирование процента – страшная, неприятная и, как говорится, коррупционно емкая вещь. Уже сегодня субсидирование процента – значимый расход в бюджете. Сейчас, если всё будет продолжаться, как сегодня, нагрузка на бюджет возрастет кратно. Попытка за счет государственного бюджета исправлять деформации в процентной ставке? В условиях нарастающих кризисных явлений в экономике? При том, что рост ключевой ставки не может затормозить падение рубля, а, наоборот, его обрушил? Всё это – зазеркалье», – комментирует эксперт.
По мнению Ольги Лапшиной (банк «Санкт-Петербург»), поддерживать придется саму выдачу новых ипотечных кредитов и параллельно – поддерживать старых заемщиков, которые не вытянут повышение банками ставок, потому что у них понизились доходы. «Слепое субсидирование ставки может способствовать неадекватному росту цен на недвижимость, я четко убеждена в том, что объемы выдаваемой ипотеки теоретически должны соотноситься с объемами строительства жилья для того, чтобы не было завышения цен, от которого выигрывают лишь строительные компании, которые имеют возможность локально получить сверхприбыль. Поэтому мера по субсидированию ставки может быть применена для поддержки спроса, но лишь в случае, если продажи недвижимости начнут падать, и это будет угрожать стабильности строительной отрасли. А в вопросе поддержки уже существующих заемщиков, возможно, стоило бы подумать о мерах по предоставлению каникул по выплатам для категорий заемщиков, доходы которых снизились в результате ухудшения общей конъюнктуры на рынке, которые потеряли работу либо не могут платить в результате повышения ставки по кредиту», – размышляет Лапшина.
Как уверен Александр Потавин («Управление сбережениями»), специально спасать ипотеку не стоит. Надо лишь стабилизировать рубль, остановить рост безработицы и вывести экономику из фазы стагнации. И инвесторы сами вернутся в этот сектор.
«Ставка в 17% – пожарная, вынужденная мера. Не думаю, что период действия такой ставки затянется. Что касается идеи субсидирования ипотеки, то, безусловно, здесь есть что обсудить, и банки такую инициативу приветствовали бы. Однако не следует делать ипотеку чрезмерно доступной: это может вызывать виток цен на недвижимость, и возникнет эффект замкнутого круга», – говорит Анатолий Аксаков.
«Думаю, ставка в 17% будет снижена уже в течение ближайшего месяца. При этом уровне никакие меры не могут поддержать кредитование – оно будет на «паузе» до снижения ставки хотя бы до уровня 12–13%», – прокомментировал Ян Арт.
А если ключевая ставка продержится достаточно долго – означает ли это, что обвал банковского сектора? По мнению Сергея Хестанова («Открытие»), если высокие ставки продержатся более чем 3 месяца – дефолты не заставят себя ждать.
Яков Миркин также считает вероятность цепных дефолтов высокой, потому что сверхвысокая цена денег нарушила всю систему привлечения денежных ресурсов. А валютные паники, прошлые и настоящие, искажают ее. На межбанке и рынке РЕПО – тоже бардак. Обесцениваются залоги в ценных бумагах.
«Только вдумайтесь – Банк России, кредитор последней инстанции, предоставляет денежные ресурсы под 17%. Переданная им в систему ликвидность равна одной пятой всех кредитов бизнесу и населению без учета денежного мультипликатора. Всё это глубоко искажает балансы банков, резко увеличивает риски в них. Даже если назначать 20–25% за депозит, банки еще должны найти бизнесы, которые будут готовы кредитоваться в зоне сверхвысокого процента. Впереди – отказы от кредитов, рост цен, «учитывающих» новую цену денег, попытки выжить за счет просроченной кредиторской задолженности и коммерческого кредита поставщиков, торможение производства, неплатежи, векселя, суррогаты денег. Все это может появиться очень быстро, если ключевая ставка в 17% не будет срочно возвращена хотя бы на уровень 9–10%», – комментирует Миркин.
«Мы наверняка увидим достаточно много громких дефолтов и скандалов. В том числе, выражаясь языком нашего президента, будут «посадки», – считает Дмитрий Жданухин (Центр корпоративного коллекторства).
Однако полярное мнение высказал Анатолий Аксаков, который считает, что дефолты банков крайне маловероятны. Да, мол, регулятор бывает излишне суров, довольно жесток, но сегодня он все же держит руку на пульсе практически любого российского банка.
Судя по данным опроса Bankir.Ru, 32,34% читателей предвидят кризис плохих долгов, а 34,23% – называют очень большой проблемой отсутствие источников долгосрочных ресурсов.

Экзамен для регулятора
 
Как эксперты оценивают действия мегарегулятора финансового рынка России?
 «Если оценивать последовательность и своевременность действий Центробанка в данной ситуации, то больше «трояка» не поставишь. А если присовокупить сюда действия, предпринятые, начиная с 2013 года, их стоит оценить как неудовлетворительные: никаких прогностических способностей за регулятором не наблюдается, иначе со многими шагами на банковском рынке не стали бы торопиться. Вопрос в другом: кем можно заменить нынешнюю оскандалившуюся команду? Президент может сколько угодно их оправдывать, но авторитет на рынке они потеряли, заменив его страхом, а от страха еще ничего продуктивного не родилось. Увы, фигуры, равной «громкому» Геращенко или даже «тихому» Игнатьеву, не видно», – говорит Людмила Коваленко («Банки и деловой мир»).
По мнению Натальи Кешенковой, надо искать причину сложившейся ситуации и делать соответствующие выводы, а не совершать кадровые перестановки.
По оценкам Якова Миркина, дело не в фамилиях. Эксперт считает, что сегодня во главе регулятора нужна фигура из банкиров, очень хорошо технически знающая финансовый рынок, поддерживающая широкие связи с владельцами, управляющими и казначеями крупнейших банков и понимающая, на кого надавить, кого попросить, с кем договориться.
«Человек, который получил бы карт-бланш самых высоких властей, потому что крупнейшие банки с госучастием сегодня лишь в легкой форме поднадзорны Центральному банку, у них другой хозяин. Технический человек, которого опасались бы трейдеры и управляющие активами, и который был бы хитрее их на рынке. И еще. Руководитель ЦБ должен быть очень осторожен в своих действиях, не радикален, понимая все причинно-следственные связи на финансовом рынке и в экономике, чтобы еще раз, как в последний «черный вторник», не наступил бы риск человеческой ошибки. Должен быть способным переступать через самого себя, через свое самолюбие, уметь делать «ходы назад», если становится очевидным, что делается что-то неправильное. Если нынешнее руководство – личное или коллективное – может вести себя с подобным искусством, то его замена была бы большой ошибкой. Или наоборот. Мы все сейчас, как в самолете, в зоне высокой турбулентности, при очень плохих погодных условиях, залетели туда, где молнии сверкают и громы гремят. От того, как экипаж ведет самолет, насколько искусно, слишком многое зависит», – размышляет Миркин.
Президент АРБР Анатолий Аксаков считает руководство Центробанка вполне профессиональным и компетентным. «Может быть, регулятор и запаздывает в некоторых действиях, однако надо понимать, какая нагрузка сегодня лежит на финансовой системе страны. И в целом система дееспособна – во многом благодаря политике ЦБ. Но наша принципиальная позиция – регулирование должно быть контрциклическим. В «тучные» годы надзор должен усиливаться, чтобы аппетиты банков не завели их в чрезмерные риски. В трудный период – должна быть либерализация требований к банкам, это нормальная практика многих развитых стран. Надо отметить, что наша позиция находит поддержку в Центробанке. Де-факто механизмы контрциклического регулирования включаются, хотя это еще не стало системой. Возможно, следует создать именно систему контрциклического регулирования: основываясь на определенных показателях-индикаторах – включать то одну, то другую «скорость», – комментирует Аксаков.
 
Микропроблемы макроэкономики
 
Как дела на фондовом рынке?
Наталья Кешенкова («Возрождение») полагает, что там все развивается. В том смысле, что – полным ходом идет «внутриутробное» развитие. «Состояние фондового рынка России в 2014 году отражает внутреннюю динамику развития экономики потребительского, банковского и машиностроительного секторов экономики. В прогнозе на 2015 год ожидается приток инвестиций от других рынков в развивающиеся рынки», – оптимистично полагает она.
В противовес – пессимистичное мнение Александра Потавина. «На ближайший год больших перспектив в целом у российского фондового рынка я не вижу. Есть лишь отдельные компании, которые могут продолжать вести бизнес без существенного ухудшения качества даже в условиях нестабильного рубля и высоких рублевых ставок. Но таких публичных компаний в России – считанные единицы, и их акции будут продолжать пользоваться спросом у инвесторов. Остальной рынок акций, вероятно, будет пребывать в «боковике», поскольку у российских инвесторов денег для существенного подъема стоимости рынка нет, а крупным западным игрокам мы пока не интересны», – обозначил эксперт реалистичные вещи.
По оценкам руководителя компании MaxiMarkets Якова Лившица, российский фондовый рынок в начале 2015 года будет пытаться нащупать «дно». «Слишком много здесь зависит от политических факторов, что делает рынок не слишком привлекательным для инвесторов. На западных рынках прогнозы колеблются: от позитивных оценок перспектив роста до предположений, что может взорваться очередной «пузырь». Но в любом случае динамика западных фондовых рынков очень высока, что создает для трейдеров хорошую возможность для заработка. По клиентам нашей компании MaxiMarkets мы видим, что с введением в нашу продуктовую линейку возможности торговать на акциях и биржевых индексах интерес к этим инструментам серьезно растет», – говорит Лившиц.
Эксперт также считает очень важным шагом намерения регулировать рынок Форекс. И несмотря на то, что закон написан так, что игрокам рынка «жестко спать», они будут устраиваться удобнее.
В свою очередь, Ян Арт напоминает о недостатках этого регулирования: «Я уже анализировал основные проблемы, связанные с принятием этого закона. В их числе – предлагается установить требования к капиталу форекс-дилеров в размере 100 млн. рублей. Зачем нужна такая высокая планка – неясно. Можно было бы уравнять требования к капиталу форекс-дилеров с требованиями к капиталу дилеров фондового рынка, это было бы логичнее. Второй важный момент – требование «иметь основной и резервный комплексы программно-технических средств, которые должны принадлежать форекс-дилеру на праве собственности и быть расположены на территории Российской Федерации». Здесь, похоже, сказались страхи, связанные с политикой, и в случае с форекс-рынком эти страхи чрезмерны: торговля все равно идет за пределами России. Третье – непонятно, зачем запрещать банкам работать по части оказания форекс-услуг частным лицам. На мой взгляд, наоборот, это создало бы хорошую конкуренцию и гонку за качеством сервиса на этом рынке. Тем более что банки уже проявили аппетит к работе с частными форекс-трейдерами – соответствующие подразделения создали Альфа-банком, ВТБ24, СМП-банком. И, наконец, представляется чрезмерным ограничение кредитного плеча до 50, думаю, можно было бы установить планку кредитного плеча в 100 или 200».
Что касается макроэкономических прогнозов, то эксперты сделали следующие выводы.
Вариант первый, от Сергея Хестанова: доходы от экспорта понизятся, но мы сократим персонал и уроним доходы населения – то на то и выйдет. Народ – привыкнет, и все опять будет стабильно. При этом 35,75% опрошенных читателей верят в смену управленческих команд как в эффективное решение, а 31,16% считают таковым – жесткую экономию и оптимизацию бюджета.
Вариант второй, от Людмилы Коваленко: если «верхи» не поймут, что нельзя уже дальше кормить бизнес «завтраками», катастрофа неизбежна. И точно так же она неизбежна, если власть будет и дальше воспринимать бизнес как дойную корову. Это мнение поддерживают 40,46% опрошенных читателей, которые говорят о поддержке малого и среднего бизнеса как о наиболее актуальном решении проблем в России.
Вариант третий, от Якова Миркина: сужающаяся воронка. Долгий сезон низких цен на сырье, потеря якорного клиента, угроза снижения физических объемов экспорта рубля. Циклически сильный доллар – тоже надолго, давящий рубль и цены всех активов вниз. Тоже надолго. Плюс санкции – финансовый и технологический бойкот, цель которого – ограничить прирост добычи нефти и другого сырья. «Круги по воде» от санкций, когда не заключаются даже те сделки, которые не подпадают под санкции. Просто так, на всякий случай. А внутри России – не слишком умелая политика денежных властей, которая усугубляет ситуацию, еще больше раскачивает лодку. То есть, в итоге – впереди неприятности, если не давать на эти внешние вызовы, на это давление достойные ответы. При этом 31,44% читателей считают, что позиция отгораживания от внешнего рынка и импортозамещение по максимуму – это отличная стратегия. Парадоксально, но факт – 38,33% респондентов назвали проблемой тот факт, что Россия поссорилась со всем миром.
Судя по данным опроса Bankir.Ru, 53,83% читателей ожидают жизни в реальности экономического и финансового кризиса в России, при этом 29,8% говорят о стагнации и рецессии. Только 7,66% респондентов верит в экономический прорыв и повышение уровня жизни.
 
 
 
 

«Спасибо порталу 123Service.ru за оперативность и качество. Не ожидала такой скорости реакции: мне позвонили через 5 минут после отправки он-лайн заявки. И компания, которую мы в конечном счете выбрали через ваш сервис, сделала все качественно и вовремя. Порекомендуем ваш портал друзьям!»

Татьяна Анохина, г. Москва