НАШИ ПРОЕКТЫ:
ИПОТЕКА
ПОТРЕБКРЕДИТ
БИЗНЕС КРЕДИТ
КРЕДИТНЫЕ КАРТЫ
АВТОКРЕДИТ
ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ
СТРАХОВАНИЕ ЖИЗНИ
ПЕРЕЕЗД
РЕМОНТ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ОБРАЗОВАНИЕ
АВТОСТРАХОВКА
ПЕРЕВОДЫ
Добавить в избранное    
ИА "Bankir.Ru" 25 августа 2011

Моя твоя не понимай


Автор: Марина Корф

Могут ли банки и заемщики разговаривать на одном языке?

Счастье – это когда тебя понимают? Знаменитая фраза из кинофильма «Доживем до понедельника» применительно к сегодняшним отношениям банков и заемщиков должна выглядеть совсем не так. Счастье заемщика – это когда ОН понимает. Счастье кредитора – это когда его НЕ понимают. По крайней мере, такое впечатление создается после изучения формулировок многих кредитных договоров…

Действительно ли банки заинтересованы в усложнении текстов кредитных договоров, или это издержки регулирования? Может ли заемщик, не обладающий специальной подготовкой, разобраться в условиях кредитования? Что нужно сделать для того, чтобы снизить существующий уровень напряженности во взаимоотношениях банков и заемщиков?

Ответы на эти и другие вопросы дают участники онлайн-конференции «Кредитный договор: путь к прозрачности», проведенной Bankir.Ru совместно с Ассоциацией региональных банков России, Национальной ассоциацией кредитных брокеров и финансовых консультантов, порталами 123Credit.ru и TatCenter.ru.

Проблема «мелких букв»

Борьбу за прозрачность кредитных договоров вот уже несколько лет ведут государственные структуры, депутаты, правоохранительные органы, суды, профессиональные ассоциации и общественные организации. Каковы же результаты этой борьбы? Можно ли считать, что запутанные формулировки и мелкий шрифт постепенно уходят в прошлое?

По мнению президента Ассоциации региональных банков России, депутата Государственной Думы Анатолия Аксакова, проблема пока еще не решена: «Институт кредитного договора находится в процессе эволюции и далек от совершенства». Две основные проблемы кредитного договора, по мнению Аксакова – неявность платы за кредит и неясность целого ряда условий.

«Что же касается пресловутых «мелких букв», то Ассоциация региональных банков России внесла предложение обязать банки использовать в кредитных договорах шрифт не менее определенного размера, - напоминает глава АРБР. - Надеюсь, регулятор поддержит эту идею».

Еще более важный момент, полагает Аксаков – сделать реальную цену кредита понятной. «Мы выступили с инициативой заменить громоздкие расчеты ЭПС (эффективной процентной ставки) и ПСК (полной стоимости кредита) единым паспортом кредита. В Европе есть подобные аналоги», - говорит депутат.

Кредитный договор для многих россиян остается по-прежнему «вещью в себе», уверена Диана Маштакеева, президент Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов, причем как на стадии заключения, так и на стадии выполнения. «Эта проблема нуждается в скорейшем разрешении, иначе рост потребкредитования усилит и социальную напряженность между банками и обществом, - полагает Маштакеева. - АКБР поддерживает в этом плане инициативы АРБР по внедрению паспорта кредита».

Главный редактор портала Bankir.Ru, вице-президент Ассоциации региональных банков России и Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Ян Арт видит кредитный договор самым «узким местом» во взаимоотношениях между банками и заемщиками. «У него в России очень своеобразная подоплека, - рассуждает эксперт. - С одной стороны, юридически – это гражданский договор сделки, участники которой (банк и заемщик) – равноправные ее стороны. Де-факто же банк диктует свои требования и делает это в такой форме, которая позволяет максимально выжать из заемщика».

В советские времена существовал ГОСТ шрифтов, нарушать который было нельзя, напоминает Ян Арт: «Но мы же понимаем, что банк с этими «мелкими буквами» ставил своей целью вовсе не экономию бумаги и не получения приза от Гринпис. Обяжут – будут «крупными буквами» писать такие формулировки, что клиент вновь ни черта не разберет».

Проблема начала решаться, уверен председатель совета директоров Richford Group Алексей Турков, однако не представляется возможным изложить достаточно сложные и многоплановые финансовые правоотношения «простым» литературным языком, не используя совершенно специальные термины. В то же время целесообразность сокрытия какой-либо значимой информации за «мелким шрифтом» представляется эксперту нулевой.

Нет нужды печатать документ минимальным кеглем, но нет и необходимости использовать шрифт больший, чем определено ГОСТом, рассуждает Турков. Лексика документа, по его мнению, должна соответствовать русскому языку и не должна содержать специальных ухищрений для «затуманивания» содержания.

Среди экспертов есть и оптимисты. Председатель совета директоров коллекторского агентства «Центр ЮСБ», председатель комитета коллекторских агентств общественной организации «Деловая Россия» Александр Федоров полагает, что ситуация с кредитными договорами в последнее время существенно улучшилась. «Мы должны сказать спасибо СМИ, - отмечает Федоров, - некоторые случаи вышли на всеобщее обозрение благодаря журналистам. Их статьи привлекли внимание депутатов и правоохранительных органов». Все крупные и средние банки сейчас играют честно, уверен эксперт.

Вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов отмечает два обстоятельства, обуславливающие сложность кредитных договоров. С одной стороны, банки были бы готовы печать договоры сколь угодно крупными буквами, уверен он, но хочется сделать их небольшими (по числу страниц), в том числе ради экономии бумаги. С другой стороны, сегодня закон требует включения в договор многих обязательных условий: ответственность сторон, порядок расторжения договора, эффективная процентная ставка (ст. 30 Закона о банках), полная сумма, подлежащая выплате заемщиком, график платежей (ст. 10 Закона о защите прав потребителей). Есть еще тарифы. В результате накапливается большой набор условий. Чтобы собрать их в компактный объем, банки стремятся уменьшит шрифт.

Тем не менее, в последние годы «бисер» из договоров все-таки ушел, отмечает Иванов. По его мнению, заслуга в этом принадлежит, в том числе, Роспотребнадзору.

Михаил Козлов, председатель федерального совета партии защиты заемщиков «Кредитная амнистия», настроен категорично: «Ничего не меняется. Читайте «Капитал», советует он, там четко сказано: нет каких-либо морально-нравственных принципов, которые бы остановили капиталиста при перспективе получения 300% прибыли».

По словам Козлова, каждый день «около 70 российских заемщиков заканчивают жизнь самоубийством из-за безысходности своего рабского положения». Напомним, что партия «Кредитная амнистия» недавно провела пикетирование офисов банка «Русский стандарт».

О банковских комиссиях

Комиссии за ведение ссудного счета, за выдачу кредита и т.п. – один из главных камней преткновения, мешающих заемщику понять реальную стоимость кредита. Насколько реальна возможность их запрета?

Столь же реальна, сколь и нежеланна банкам, к сожалению, констатирует Ян Арт. Заметная часть российских банков использовала комиссии не просто для покрытия своих операционных расходов, а превратила их в целый «теневой» бизнес, иногда – более доходный, чем процентная ставка по кредитам. От этого страдают и добросовестные игроки: некоторые банки-ростовщики при помощи завуалированных комиссий скрывали подлинную стоимость своих кредитов и таким образом создавали весьма нечистую конкуренцию. «И эта ситуация, хоть и поколебленная троицей в лице кризиса, Роспотребнадзора и прокуратуры, остается пока еще реальностью нашего банковского рынка», - резюмирует эксперт.

Отменить комиссии вполне реально, уверен Александр Федоров; более того – многие банки так и сделали. Они показывают полную стоимость кредита, не взимают никаких комиссий. «Да, ставка увеличилась, но зато потребитель понимает, что заплатит именно столько, сколько указано в рекламном проспекте. Это рождает доверие к банку», - утверждает Федоров.

Екатерина Выборнова, главный юрисконсульт Бинбанка, также считает, что в настоящее время банки идут по пути отмены комиссий. «В частности, в стандартных программах и соответственно договорах о кредитовании физических лиц в Бинбанке комиссии отсутствуют, - утверждает она. - Заемщик уплачивает только процентную ставку за предоставленные денежные средства, размер которой прямо указан в договоре, а также неустойку, начисляемую в случае допущения им просрочки уплаты платежей».

Регулирование российского рынка потребительского рынка в отсутствие специального закона становится «все более своеобразным», - отмечает Олег Иванов. В мире существует две модели регулирования банковских вознаграждений – американская и германская, рассказывает он. В американской модели нет практически никаких ограничений по взиманию тех или иных комиссий. Их число переваливает за три десятка. В процессе предоставления и обслуживания кредита участвует много посредников, им нужно платить (причем сразу при выдаче кредита), все это учитывается при построении вознаграждений. Законодатель видит свою цель в том, чтобы обеспечить доведение до заемщика ЭПС и перечня расходов до заключения договора. Германская модель регулирования вознаграждений предусматривает целый ряд ограничений при их конструировании. Причем эти ограничения относятся ко всем кредитам, а не только к потребительскому рынку. Здесь законодатель следит за тем, чтобы каждое конкретное вознаграждение (комиссия) было справедливым, то есть взималось за какое-то благо, предоставляемое заемщику (гражданину или компании).

Видно, что в каждой из моделей заложена своя концепция, пусть своя, но она есть, резюмирует Иванов, то есть законодатель придерживается понятной логики. «У нас же никакой логики нет, - делает вывод эксперт. - Пример – комиссия за ведение ссудного счета. Один суд сказал, что эту комиссию нельзя брать с потребителей, потому что ведение ссудного счета - не услуга. Другой суд допускает, что такую комиссию можно брать с компаний, потому что свобода договора. В чем логика правоприменителей – непонятно. В чем логика законодателей – неизвестно».

Сui prodest?

По большому счету, банки не слишком заинтересованы в ясности кредитных договоров, полагает Ян Арт: «Именно поэтому инициатива АРБР по введению паспорта кредита, по моим ощущениям, была воспринята вяло».

По мнению главного юрисконсульта Бинбанка Екатерины Выборновой, заинтересованность банков в прозрачности и понятности условий кредитных договоров, безусловно, присутствует. Например, в кредитных договорах Бинбанка отсутствуют сложные термины, требующие специальных знаний, утверждает она. Размер и дата внесения платежей указываются максимально понятно для клиента. Заемщик, подписывая кредитный договор, владеет информацией о полной стоимости кредита, то есть о размере всех платежей заемщика, связанных с заключением и исполнением кредитного договора.

В «прозрачности» условий кредитного договора заинтересованы все его стороны, как заемщик, так и банк, уверена Выборнова: «Понимание условий заключаемого договора минимизирует риски возникновения спорных ситуаций, а также обращения заемщиков с жалобами непосредственно в банк либо контролирующие органы».

Анатолий Аксаков не думает, что банки сознательно сопротивляются эволюции кредитных договоров в сторону их простоты и прозрачности. «Просто эта эволюция сопряжена с определенными новыми требованиями к банкам, и без того обремененным чрезмерно», - поясняет он. Аксаков уверен, что все большее число банкиров понимает, что эволюция кредитного договора в сторону более ясного документа в конечном счете будет способствовать установлению более лояльных отношений с клиентами, снижению судебных издержек и так далее.

Все солидные банки из первой сотни заботятся о своей репутации, утверждает Александр Федоров: «Им не нужны скандалы в СМИ. Они хотят привлечь как можно больше клиентов, а с теми, кого привлекли – выстроить долгосрочные отношения, чтобы продавать им раз за разом новые продукты».

Раньше, действительно, ситуация была иная, вспоминает Федоров. «В начале 2000-х банку было важно продать как можно больше кредитов. О создании группы лояльных клиентов они заботились в последнюю очередь», - говорит эксперт.

Поскольку «болванку» договора готовит именно кредитная организация, то для нее в договоре все внятно и прозрачно, рассуждает Алексей Турков. «А инициативно тратить рабочие ресурсы на повышение прозрачности, внятности и улучшение качества языка – тут кому как хочется (пока не заставляют)», - говорит эксперт.

Банки делают свой бизнес на процентах, а не на ошибках заемщиков, уверен Олег Иванов. Поэтому они заинтересованы в прозрачности и определенности правил. «Сегодня одна из главных тем – расширение кредитования и увеличение числа клиентов, - утверждает он. - Чтобы потенциальные заемщики пришли в банки, у них должно возникнуть доверие к банковскому продукту. Для того чтобы старый клиент остался с банком, важно обеспечить его лояльность».

Некоторые почему-то думают, что повар, которые плохо готовит, быстро закроет свой ресторан, но банк, который плохо обслуживает своих клиентов, продолжит успешно вести бизнес, удивляется Иванов «Они ошибаются. Плохой банк кончит так же, как и плохой повар. Сегодня банкиры это четко понимают».

О брокерах, коллекторах и контролерах

Банки и заемщики не одиноки в своих взаимоотношениях: в процессе кредитования участвуют кредитные брокеры, финансовые консультанты, коллекторы. Контролируют этот рынок Банк России, Федеральная антимонопольная служба, Роспотребнадзор. Помогает ли участие посредников уменьшить уровень конфликтности, или они только усугубляют проблему? Насколько хорошо справляются со своими задачами регуляторы?

Основная проблема, с которой приходят к брокерам, - это помощь в самом процессе получения кредита, рассказывает председатель совета Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Владимир Гамза. Второй по популярности запрос – процедуры рефинансирования кредитов. В последнее время, по его словам, частым запросом стало также обращение за юридической помощью в случае «долгового» спора с банком.

Кроме того, в рамках ассоциации действует Служба защиты заемщиков, напоминает Гамза; она осуществляет консультации клиентов и, при необходимости, обеспечивает правовую поддержку в судебном разбирательстве с кредитором.

Кредитные брокеры и финансовые консультанты занимаются посткредитным обслуживанием заемщиков, подтверждает Диана Маштакеева. Вопросы, которые входят в понятие «посткредитное обслуживание», это – реструктуризация кредита, рефинансирование кредита, споры вокруг банковских комиссий, вопросы переоформления залога или его реализации в случае необходимости, страховка, поясняет она.

Коллекторы, в свою очередь, работают как внешние консультанты банков, рассказывает Александр Федоров: «Ведь банк может нанять компанию, сотрудники которой будут мыть полы в отделениях. Или заниматься юридическими вопросами. Или возьмут на себя работу по возврату долгов».

«Мы работаем на основании Гражданского кодекса, закона «О банках и банковской деятельности» и других законодательных актах», - поясняет эксперт. - Ни в одном законе или подзаконном акте не написано, что нам нельзя передавать долг. И, несмотря на все попытки главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, запретить нас нельзя».

Федоров надеется, что скоро будет принят профильный закон – о взыскании просроченной задолженности, в котором будут четко указаны все права и обязанности банка, коллекторов и заемщиков.

О роли контролирующих органов рассказывает Екатерина Выборнова.

Банк России осуществляет надзор за соблюдением банками банковского законодательства. Для осуществления своих функций банковского регулирования и банковского надзора Банк России проводит регулярные проверки кредитных организаций и их филиалов, направляет им обязательные для исполнения предписания об устранении выявленных нарушений.

Кроме того, деятельность кредитных организаций контролирует Федеральная антимонопольная служба РФ. В частности, ФАС России осуществляет надзор за соблюдения Банками Законов «О рекламе», «О защите конкуренции», а именно, за недопущением наличия в кредитном договоре условий, ограничивающих конкуренцию.

Роспотребнадзор, в свою очередь, осуществляет надзор и контроль за исполнением обязательных требований законодательства в области защиты прав потребителей, в том числе, за соблюдением банками прав физических лиц при формировании кредитной документации.

Александр Турков считает Банк России одной из самых жестких надзорных инстанций. «Что касается Роспотребнадзора – весьма полезная организация, - говорит эксперт. - Но вот у ее руководителя – Онищенко,- претензий и амбиций много больше знаний».

Что делать?

Алексей Турков чрезвычайно важным считает повышение финансовой грамотности населения. «Но делать это нужно не на уровне «договор читать надо полностью», - утверждает он. - Можно ведь прочитать и, тем не менее, ничего не понять».

Заемщикам надо заниматься финансовым самообразованием (хотя бы в минимальном объеме, бытовом), полагает Турков: «В конце концов, получение кредита в банке – это не покупка стакана семечек у бабули. Это налагает определенные обязанности на заемщика. Определенные подвижки в этом процессе есть, но они выглядят пока еще «ростками».

Для достижения результатов в этом направлении нужны талантливые популяризаторы, уверен эксперт: «И не они должны искать трибуну, а СМИ должны сами искать таких людей и предлагать им работу. Но для этого нужен социальный заказ – типа федеральной программы «Я знаю финансы».

С другой стороны, по мнению Туркова, и банковским юристам необходимо искать приемлемые для обычного среднего обывателя формулировки.

АРБР уже пыталась привлечь внимание банковских юристов к этой проблеме, напоминает Олег Иванов: «И это получилось, по-моему». Но непонятно, как дальше двигаться в этом направлении. «Когда-то горячие головы предлагали: давайте напишем единый и единственный типовой договор потребительского кредита и заставим все банки работать с ним, - рассуждает Иванов. - Наверное, при таком повороте можно было проработать этот типовой договор до совершенства и даже изложить в стихах». Но, если серьезно – сложно помочь банковским юристам с созданием новых договоров, не ограничив полет фантазии и свободу рук, говорит эксперт.

Александр Федоров тоже видит перспективы урегулирования конфликтов в повышении финансовой грамотности населения. «Основная претензия заемщиков – а почему я так много должен по кредиту? И, хотя банкиры больше не используют уловки для «накрутки» кредитов, вопрос остается», - говорит он.

Дело в том, что людям лень сесть и посчитать свои будущие выплаты и прикинуть свои финансовые возможности, полагает Федоров; гораздо легче совершить импульсивную покупку, «а когда наступает час расплаты – обвинить банк в недобросовестности». Заемщикам нужно повышать уровень финансовой грамотности и быть более дисциплинированными, делает вывод эксперт.

 Наиболее решительно настроен Михаил Козлов: во всем виноваты банкиры, уверен он. «Умные солидные люди из всякого рода Ассоциаций брокеров, коллекторов, депутатов, банкиров все говорят красивые слова о несовершенстве банковской системы в сфере кредитования, а заемщики не готовы ничего делать, кроме пустого поношения банкиров на форумах и в блогосфере», - говорит Козлов.

Борец с «банковским беспределом» обещает «каждую неделю мы начнем выводить все больше и больше людей к банковским витринам». В России около 50 млн. заемщиков - этим все сказано, говорит он: «Главное - их выгнать из своих квартир, в которых они прячутся от коллекторов».

Специфика кредитования такова, что взаимные претензии будут возникать всегда, резюмирует Диана Маштакеева. Другое дело – их процент от общего объема кредитования и «эмоциональный градус». «В нашей стране и то, и другое зашкаливает, - говорит эксперт. - Банки были весьма нетребовательны к качеству заемщиков, стремясь завоевать рынок. Теперь пожинают плоды. Но расплачиваться за эти плоды заставляют все же заемщика».

Юридически это нормально, констатирует Маштакеева. Однако проблема в том, что начинает формироваться социальный психотип устойчивого противостояния между населением и банками, полагает эксперт. «По большому счету – вот самая главная проблема! – говорит она. - Кредитование – это не война, это бизнес».

Безусловно, 50 млн. заемщиков – это «страшная сила». Конечно, далеко не все они считают себя потерпевшими и прячутся от коллекторов; еще меньшее количество пойдет митинговать под окнами банка, не так давно казавшегося благодетелем и даже спасителем в сложной ситуации. Но и банкам становится сложно не замечать накопившиеся проблемы. Деньги – они тишину любят.

Будем надеяться, что рано или поздно рынок расставит все по своим местам: банкиры оценят выгоду от лояльности клиентов; клиенты начнут думать и читать кредитные договоры, прежде чем подписать их; регуляторы установят разумные «правила игры». Даже если и не удастся полностью исключить конфликты между заемщиками и кредиторами, то снизить градус накала в их отношениях вполне реально.

 
 
 

«Спасибо порталу 123Service.ru за оперативность и качество. Не ожидала такой скорости реакции: мне позвонили через 5 минут после отправки он-лайн заявки. И компания, которую мы в конечном счете выбрали через ваш сервис, сделала все качественно и вовремя. Порекомендуем ваш портал друзьям!»

Татьяна Анохина, г. Москва